Велостори. Данко. - Отчёты о покатушках UABike | Велосипед как образ жизни

Велостори. Данко.

  • 31 май 2007 Отчёты о покатушках
    В те далекие времена, когда эльфы хаживали по нашим лесам, по нетоптанным тропинкам, не выдавая себя ни шорохом, ни сломанной травинкой, а лишь легким хмельным запахом пива…
    В те давние века, когда назгулы нахально вытаптывали копытами своих коней хоббитские посевы злаков и травы забвения, не мешая почему-то славиться Ширу обильными урожаями конопли…
    В тех нетронутых индустрией горах, где гномы изрыли уже все ущелья в поисках цветмета, а драконы еще и не думали покидать свои пещеры с золотом (ну разве что на обед)…

    В общем было это не так уж и давно в Украинских лесах Хмельницкой области… где-то между Жмеринкой и Хмельницким…

    Впрочем, стоит начать с другого предисловия…
    Тогда я еще жил в России и не думал покидать свою славную родину, был доволен своей жизнью, в меру забитой работой и бытовухой, но все же позволяющей периодически вылазить с друзьями на покатушки… то есть я не жаловался…
    Но тут в моих контактах аськи завелось очаровательное создание с ником Величка (вру, ник выдуманный). Она постучалась с каким-то вопросом по технический части велооснащения, или еще по какой-то ерунде, уже и не упомню - их тогда в день были десятки… часто стучались с вопросами, но потом как-то за ненадобностью удалялись. А Велка осталась.
    Она была смешная.
    Сначала мы мерялись у кого велик круче, потом у кого какие рекорды, но эти темы были изчерпаны в первые же несколько дней общения. Тогда мы перешли на тему литературы, домашних животных и злых соседей… как-то тоже наскучило быстро. Когда разговоры дошли до погоды, я понял что могу потерять ее интерес и пора действовать серьезней (к тому времени у меня уже были десятки фоток ее миленькой мордашки и очень даже симпатичной фигурки). И я предложил покататься на выходных… Погода позволяла - как раз было в меру тепло и дождей не обещали. Но ответила она уклончиво (нет, не послала, а просто сказала, что она достаточно далеко, чтобы я отказался от этой затеи). Этим она мой интерес лишь разгорячила, и через неделю я уже стоял на вокзале в совсем другой страны (Украины, как вы, наверное, поняли).
    Мое очаровательное чудо конечно же опоздала, отмазываясь пробками (хоть была и на своем байке, ай-яй-яй, солнышко).
    Маршрут и план действий был выбран просто. Она мне показывает свою столицу ближайшие 2 дня, потом мы садимся в электичку (мол, так дешевле) до Жмеринки, а дальше едем в Карпаты, она там сотню раз была и дороги все хоженные….
    Мне не хочется вспоминать, как мы приступом брали вагон электрички… стыдно вспомнить брань иноязычных и для меня ни разу не понятных старушек.
    Высадились мы полумертвые в этой великолепной Жмеринке. Повторять этот подвиг не хочется.
    Сели на байки и покрутили педалями. В сторону туда, куда моя милая чуда знала все пути-дороги.

    Ехать по трассе оказалось скучно и мы мчались тропками лесными. Дело к вечеру, решили мы заночевать в замечательном овражке. Именно тогда всплыл факт, что спичек то никто не взял. Палатки, естественно, мы с собой не брали. При себе были лишь свитер (один на двоих), запасное нижнее белье, предметы гигиены, да кое-что из еды. Кое-как перекусив консервами, мы скрутились калачиками и уснули. Через полчаса началась гроза. И как-то оказалось что это не та теплая гроза, которую с нетерпением ждешь среди жаркого лета, а как раз такая гроза, которая холодная и злая, и ничего приятного в ней нету… У моей красавицы оказались с собой 2 дождевичка - папа из Китая сувенирные приволок. Каждый из них помещался в спичечную коробочку. Вот такой вам маудзедун, чудеса одни. Они (дождевички) оказались очень призабавными - в виде новогоднего костюма китайского дракона. Усы на капюшонах мы обрывать не стали, и они от дождя немного пабухли и выглядели превосходно.
    В то время гроза усиливалась. Мы уже изрядно замерзли и устали, но погреться и поспать возможности не представлялось, потому решили двигаться дальше хотяб до ближайшего населенного пункта. Сусанина моя говорила что за пару часов мы выйдем к селу.
    Через несколько часов блужданий мы забрели на развилку тропинок, и увидели интересный указатель. На нем было написано "ХИ" и стрелка, указывающая направо. Трудно было представить себе село с названием ХИ. То что кто-то шел перед нами и решил поиздеваться, указав нам неправильное направление, даже с предупреждением "ХИ", нам показалось абсурдным (а зря). Я бы те указатели (их было еще 5, дальше) делал с надписью "хихи", "гы" и "бугого". Они же были однообразны и вели нас куда-то очень упорно. Мое солнышко к тому времени уже дорогу не знало совсем. При чем не скрывая.
    Темно. Мокро. Жабы орут, словно стайка генераторных будок. Романтика одним словом. Тут я понимаю, что мой голос потерялся где-то по дороге. Я охрип настолько, что даже шепот стал для меня нереальным. Показал ей жестами свою проблему, на что получил ужасно хриплый ответ "я тоже". "же" уже сорвалось на шепот. На двоих у нас был один мокрый свитер и полшепота.
    Вдруг откуда не возьмись… она как завопит… на этом наши полшепота закончились…
    Из-за дерева выскочили 4 чудовища. Или 3 с половиной.
    Увеличить картинку Они были немного похожими на людей, слегка прямоходящими, с сильным запахом перегара и весьма странной одежде - все с орнаментами на лицах, в кожах, мехах, и двое с рогами. Все вооружены огромными топорами и веревками.
    - А вот и попались, Дракончики! - пропищал меньший и мне показалось, что это переодетый пацаненок лет тринадцати.
    Остальные чудовища были куда большими, и стало ясно, что сражаться после замечательной поездки не имело смысла. Они нас связали, и поволокли за собой. Я с благодарностью заметил, что велики они тоже потащили следом.
    Под пьяные восторженные песни счастливых охотников мы минут через 15 дошли до странного лагеря. Несколько десятков палаток, большой костер в центре лагеря, и пьяные чудовища, танцующие и поющие странные песни меня удивили не так, как странного вида сооружение, через которое мы должны были пролезть. Это было некое подобие крепости, но как бы только лицевая ее часть. Бойницы, ворота (маленькие правда), даже в несколько этажей, по-моему… метров 6 в длину… а остальной весь лагерь отделен от леса лишь белой веревкой. И вместо того чтобы перелезть через веревку нас потащили через крепость.
    Соблюли странную формальность при входе:
    - Хурр мундурр пердым курруки, - проорал один из наших чудовищ.
    - Куляте на хур! , - восторженно ответили чудища из крепости и опустили мост (там еще ров был метра полтора глубиной), - с кем это вы?
    - А пленных тащим. Какие-то драконы. Счас напоим, а к утру видно будет.
    С одной стороны сердца у меня отлягло - это явно люди и наш язык знают. С другой стороны - мы то голоса потеряли. Объясниться, или хотяб позвать на помощь - не выйдет. Впрочем, я надеялся что эти чудища спят иногда. Зря.
    - Сука ты, Чума! Все пленных тягаешь. Че делать с ними будем? Маги запарились уже обряды жервоприношений делать. А кормить их скоро будет нечем. Одна закусь осталась, - проорал угрюмый парень в камуфляже, когда мы уже входили в крепость.
    - Лабух, не ори. Это драконы. Счас их можно попытать немного, они скажут где пещеры с золотом, мы награбим да отпустим. Или гномам продадим, опять же.
    - У нас завтра штурм йольфов сразу после побудки. Успейте из них все вытащить к утру, чтобы после штурма к гномам их привести.
    В это время нас завели в лачугу из частокола и привязили к дереву, росшему посреди сооружения. Особо радовала брезентовая крыша - на нас наконец ничего не лилось.
    Тот, кого называли чумом начал задавать вопросы.
    - Ребят, я вас щас слезами галадриели угощу и к костру погреться, если вы мне вот так запросто скажете где пещеры. Хотите?
    Слез не хотелось, а к костру мы были не против. Величка замахала головой мол "да" а я наоборот… потом поменялись ролями… взглядами договорились и я уступил снова - оба кивали "нет".
    - Ну лады. Придется Блека будить. Пытать будем. Вы хоть откуда вообще? Классные у вас костюмы, а кросовки - эт вы зря. Не исторично же. Не по правилам.
    Мы стали жестами показывать что голоса у нас нет, что мы замерзли и все такое…
    - А… вот старый черт, Гендальф!!! - словно догадался наш Чум о чем-то смешном, - вот падла… он на вас проклятье немоты наслал под страхом страшной болезни? Ладно, придется шаманов будить, будут вас лечить.
    Он удалился. В нескольких метрах от нас трое других наших "знакомцев" шептались на тему того как "здорово все-таки отыгрывают эти драконы, но зря обувь не подобрали, и что блек будет недоволен, но к рассвету надо успеть".
    Привели крупного молодого мужчину с крашенными белыми волосами и прической "мерлин монро". Он был бос и в комуфляжных штанах.
    - Пардоньте што не при параде, - поздоровался Блек. Стало ясно что он тут главный.
    Я тут же жестами попытался объяснить что мы охрипли от дождя.
    - Да знаю я вашу беду. За магами уже послали, - одарил нас пьяным перегаром Мерлин Монро.
    Пришел шаман. Вопросов о его квалификации у меня не возникло - весь звенящий, гремящий, в шикарном старом рванье, бубенчиках и позвенюшечках этот идиот превосходно дополнял уже создавшуюся картину маслом.
    Он молча нас развязал и потащил в средину лагеря, где горел костер. Я, дернув за руку свою красавицу попытался дать деру, за что получил больно по кадыку от рядом стоящего чудища.
    - Ты уже в лагере, поздно бежать. Не по правилам, - угрюмо сказал он.
    Нас посадили друг напротив друга лицом к костру, и шаман начал свою пляску. Он выплясывал, впал в транс (точнее в лужу рядом с костром), начал громко разговаривать с кем-то на тему снятия с нас проклятий, при чем явно успешно и очень даже удачно.
    После этих манипуляций нас наградили ведром воды - одним на двоих. Костер стал гореть слабее.
    Блек сообщил нам что проклятие снято, а шаману что "плюс 1 к харизме, иди спать".
    Я говорить все еще не мог. Моя подруга оказалась сильнее и мужественно прохрипела "мы охрипли, мы не играем" и снова замолчала совсем.
    Ребята отнеслись с пониманием. Раз вы охрипли, то сами лично пойдете показывать свои пещеры, и всего то делов. А не играть это не повод. Если бы не играли, то белые повязки одели бы, а так нечего кривляться. Все играют и вы играйте.
    Нас отвели обратно в частокол, с нами зашли Чум и Блек.
    - Итак, господа, напомню правила. Пытка проста. Чум бросает монету. Выпадает орел - вы нас ведете к пещерам или 10 раз отжимаетесь. Решка - умираете. В мертвяке счас мокро. А у нас слезы галадриели - полведра еще. И каша с вечера. Так что раньше встанешь раньше выйдешь. Может, без пыток обойдемся?
    Мы меланхолично замахали головами. Пыток не хотелось, слез тоже, но и умирать с этими обдолбанными придурками не представлялось приятным. А где пещеры с золотом, мы, конечно же, не знали.
    Полетела монета. Орел. Я отжался десять раз, Величка тоже - на троечку, но старалась.
    Снова монета - снова Орел. Девушка явно мне подмигивала, что отжиматься больше не будет и мы махнули рукой, мол "пошли". И пошли.
    Нас снова добротно связали - даже между собой, но идти мы таки могли. На привязи у Чума мы пролазили по лесам до рассвета и, как оказались, далеко не ушли. Потому что по наитию моей Сусаниной мы снова ходили кругами. Блек сказал, что мы нарушили правила, и нас с игры за это выгонят, а пока можно погреться у костра. Нас развязали.
    Протянули кружку с прозрачной жидкостью. Внутри оказалась водка смешанная со сгущенкой. Это они называли "слезы". Через пару часов мы уже могли говорить, но были изрядно пьяны… достаточно чтобы снова не суметь говорить. Проснулись к вечеру в палатке, заботливо укутанные одеялами. Без обуви. И без дракончиков-дождевиков.
    Оказалось, что мы попали на толкинистскую игру, их называют "Хобитские Игрища" или "хишки". Нас спутали с драконами, и потому орки нас взяли в плен… предложили остаться и все такое, но мы, вкусно перекусив чем-то, что они называли эльфийскими ушками, но больше смахивало на макароны с килькой в томате, скоропостижно попрощались.
    - Давай в Жмеринку и в Киев, - предложил я.
    - Ну да, само собой.
    Когда мы, ведомые ее интуицией заблудились снова, я повел нас обратно в оркам. Нас настигли эльфы с ушами из лейкопластыря и накрашенными глазами и захотели взять в плен. Голос у нас был. Оба. Потому мы объяснились.
    У костра с кружкой слез галадриели я предложил своей Сусаниной стать моей женой, и она, чувствуя, что уже и так немало начудила, не смогла отказать.
    Утром мы все-таки выехали на дорогу, и к вечеру отмывались в ванной столицы Украины.
    Теперь мы с женой запаслись спичками, картами, но на всякий случай интересуемся и молодежными движениями в лесах Руси Киевской…

    (С) Данко



    Отдать свой голос за этого конкурсанта!

Просмотров: 4847

  • 01/01/2013 12:23 от tgv

    неплохой сюжет для лав-байк сценария

Добавление комментария
Обновить код
Ближайшие события