Директор "Тур де Франс" убежден, что можно вернуть веру в велоспорт - Разное UABike | Велосипед как образ жизни

Директор "Тур де Франс" убежден, что можно вернуть веру в велоспорт

  • 16 ноябрь 2008 Разное
    Не затянется петля


     

    После ухода Лэнса Армстронга в велоспорте перестали появляться новые герои. Фото: AP

    Ни допинг, ни кризис не в силах серьезно повлиять на несколько самых важных в мире турниров.

    А их мой собеседник, больше десятилетия возглавлявший велогонку "Большая петля", расставляет в таком порядке: летние и зимние Олимпиады, чемпионат мира по футболу и его любимое детище "Тур де Франс".

    Российская газета : Месье Леблан, знаю, что вас называют одним из отцов этой велогонки, не завышаете ли вы все-таки ее статус?

    Жан-Мари Леблан : А вы судите сами. Вместе с "Туром" по Франции каждый год мчатся 4000 человек и среди них 1200 - точно никак не меньше - журналистов. Миллиарды людей в 100 странах следят за гонкой по телевизору. И вы же не думаете, что я вытащил все эти цифры из моего кармана.

    РГ : И несмотря на несколько подорванный всеми этими допинговыми историями авторитет, "Тур де Франс" останется на столь высоком призовом месте?

    Леблан : Надеюсь. Для этого, правда, надо вернуть пошатнувшуюся веру. Публика и пресса от нас не отвернулись. А значит, и спонсоры тоже на месте.

    РГ : А не убьет ли допинг весь велоспорт и вашу гонку? Допинг-скандалы сотрясают ее уже несколько лет подряд. Теперь крупнейшая немецкая телекомпания даже отказалась ее транслировать.

    Леблан : И вы, месье Николя, о том же. Мне-то казалось, что вы понимаете велоспорт лучше всех этих писателей. Давайте для начала о немцах. Среди них, участвовавших в "Туре", нашлись нарушители, а это, в свою очередь, вызвало подозрения у спонсоров, которые отказались вкладывать деньги в велоспорт. И из-за этого велоспорт в Германии сник, хороших гонщиков в последние годы там как-то не прибавилось. И вот - отказ, но телезрители этой страны, в чем они-то виноваты? Впрочем, наказание чисто условное. Значит, немцам предстоит смотреть "Тур де Франс" по каналу "Евроспорт". А появится кто-то равный знаменитому Ульриху, и ТВ вернется. А вот от этих разговоров о допинге я устал. Но если вы настаиваете...

    РГ : Не настаиваю - прошу объясниться.

    Леблан : Тогда пишите: я категорически против допинга. Я его ненавижу. Но проблема встала не в 60-х и даже не в середине 90-х, а еще со времен первых Олимпиад. Точно известно, что и чемпионов древности - греков перед стартами подкармливали мясом определенных животных. Использовали волшебные приправы. ВАДА назвала бы их запрещенными веществами. А когда в начале ХХ века пришла пора шестидневных гонок, тренеры взялись за подкормку своих велосипедистов, уже привлекая докторов.

    РГ : Вы так спокойно об этом говорите...

    Леблан : Чтобы выдержать напряжение тех шести дней, их пичкали калориями, витаминами - почти полная невинность. И когда гонки стали длиться уже несколько недель, у всей этой публики накопилось достаточно опыта, как лучше поддерживать явно тающие день ото дня силы своих подопечных. Так и появились средства, прибавляющие силу, по-теперешнему - допинг, с которым мы и боремся. В 1998-м я согласился с Международным союзом велосипедистов (УСИ): на "Тур де Франс" необходимы два обязательных дня отдыха, общая протяженность трассы не более 4500 километров, а длина горного этапа не должна превышать 225. Считается, что амфетамины прибавляли силенок процентов на 15. И на эту потребность поскорее восстановиться сразу откликнулись всяческие лаборатории, по-настоящему допинговые. Но все это касается не только велоспорта, и спасибо ВАДА, объяснившей, что запретные субстанции применяются не только в нашем виде. А то лишь мы были виноваты во всем и несли бремя вины за всех подряд.

    РГ : Вопрос чисто спортивный: почему в велоспорте перестали появляться герои типа великого француза Анкетиля или, быть может, еще более величайшего бельгийца Эдди Меркса?

    Леблан : Что правда, то правда: гениев все меньше. Как и абсолютно все в этом мире, велоспорт развивается циклично.

    РГ : То взлет, то посадка.

    Леблан : Точно сказано. Сейчас мы катили вниз, хотя велоспортом занимаются теперь почти по всему миру. Конкуренция ужесточилась - раньше ничего подобного не было. Страшно трудно подняться, а удержаться несколько лет почти невозможно. Это нормально с чисто спортивной точки зрения. Но очень плохо для имиджа вида спорта, из которого исчезают любимые звезды. Да они просто не успевают взойти: закатываются в беспощадных боях, зарываются в деньгах, их не отпускают из женских объятий.

    РГ : Насчет объятий не согласен - они же только стимулируют на новые подвиги. А вот легкие деньги людей губят.

    Леблан : Я могу сказать лишь о Франции. Молодой гонщик одерживает первую победу, и его цена тут же поднимается, будто на аукционе. Это так называемая интеллектуальная дестабилизация. Куча денег не воплощается в конкретные победы. Происходит некое обуржуазивание. Я бы сказал, что в последнюю тройку лет после ухода семикратного победителя "Тура" американца Армстронга новых идолов на горизонте не появилось. Но и это радует. Интерес, по крайней мере, к "Туру" не падает. Однако пресса недовольна: ей некого возносить до небес. И это одна из причин возвращения Армстронга: он понял, что после него не появилось фигур красочных и непобедимых.

    РГ : Он будет выступать в команде "Астана".

    Леблан : И, несмотря на свои "за 36", имеет все шансы занять то место, на которое ему удавалось взойти 7 раз.

    РГ : Что скажете о Вячеславе Екимове, которого я почти без колебаний назову сильнейшим советским и российским велосипедистом? Сколько ж лет он отпахал в команде на Армстронга.

    Леблан : Симпатичный и вежливый парень. Завоевал звание чемпиона мира чуть ли не в детстве, шучу, и катался до середины своих тридцати. Карьера безупречная и одна из наиболее продолжительных. Екимов для многих в "Туре" был добрым советчиком. Я хочу тут заметить, что деньги, призы, первые места решают в велоспорте далеко не все. Ту любовь, уважение, которые испытывали к вашему велосипедисту, ни за какие миллионы не купишь.

    РГ : Месье Леблан, отбросим допинг и кризис. Но ведь вы согласитесь со мной, что интерес к велоспорту (я подчеркиваю - именно к велоспорту, а не к "Тур де Франс") в наши дни падает?

    Леблан : Словно парашютист в свободном падении. Вот и на Олимпиаде в Пекине: много реформ, много новых дисциплин. И, скажу откровенно, пусть не обижаются: медалей разыгрывается уж чересчур. Распыление интереса не привело к его увеличению. Ну слишком много всего всякого. А как изменить программу, сделать ее привлекательной - просто не знаю. И все-таки наш спорт вечен. Его сила в доступности и в глубокой истории, в авантажности и в полнейшей непредсказуемости.

    РГ : И напоследок. Что думаете о сегодняшнем кризисе, не похоронит ли он велоспорт с его дорогущими турами?

    Леблан : Только не "Тур де Франс". А по остальным может ударить, но рикошетом. "Петля" же заключила долгосрочные контракты со всеми серьезными партнерами. Пять-десять лет нормальной жизни тут обеспечены. Телевидение, крупнейший банк, мощнейший супермаркет уже подтвердили и даже обновили свои соглашения. Не вижу, чтоб финансовый кризис превратил нашу гонку в нечто разбивающееся об отощавший доллар.

    Между тем

    Нашего велогонщика Дениса Меньшова, занявшего четвертое место на "Тур де Франс" этого года, объявят третьим призером. Проба на препарат ЭПО, взятая у австрийца Бернхарда Коля, дала положительный результат. А на днях неожиданным и еще более серьезным заявлением огорошил президент МОК Жак Рогге. На мой вопрос, сколько же обнаружено на Олимпиаде-2008 нарушителей допинг-кода, строгий Рогге недавно твердо ответил: "Восемь". Теперь же выяснилось, что МОК продолжил изучение подозрительных проб. И нарушителей сегодня уже 15!

    Николай Долгополов, Ираклион - Париж
    "Российская газета" - Федеральный выпуск №4791 от 13 ноября 2008 г.

Просмотров: 1433

  • Нет комментариев
Добавление комментария
Обновить код
Ближайшие события